ОД "Русская версия"

Как живут и к чему готовятся русские в Украине

Россияне, много лет живущие в Украине, рассказали oDR о том, с каким отношением со стороны украинцев они сталкиваются сегодня и какой видят свою жизнь в Украине после войны.

Дмитрий Терешков
7 июня 2022, 1.25

Противотанковые ежи на Майдане Незалежности, апрель 2022

|

Vladyslav Sodel / Alamy Stock Photo

Чем закончится война, в ходе которой наибольшей агрессии и разрушениям со стороны России подверглись русскоязычные регионы Украины; война, в ходе которой миллионы русскоязычных украинцев защищают страну в окопах и волонтерских центрах? Точно ли послевоенной Украине предстоит полное неприятие всего русского? О том, какой видят Украину живущие здесь россияне, openDemocracy рассказали оперная певица, программист, юрист, издатель и журналист.

"Нужно принимать все возможные негативные последствия сегодняшнего времени и по возможности не вякать"

Владимир Жбанков

Поэт и юрист Владимир Жбанков переехал из Москвы в Киев семь лет назад после того, как негативно высказался о "крымском референдуме" , чем привлек внимание спецслужб. В последние годы Владимир предоставляет юридическую помощь белорусам, жертвам режима Лукашенко.

Война застала меня дома в Киеве, на Подоле. Несмотря на слухи и эвакуацию различных дипломатические ведомств, нападение стало сюрпризом. В первые дни был растерян. Но быстро нашел занятие и переключился на полезную деятельность.

17796626_10156000116102519_1771633636007864871.width-800.jpg

До горячей фазы войны фиксировал различные преступления, совершаемые оккупационными властями в Крыму. Готовил материалы для международных институций. В декабре 2020 года мы подали большой доклад в международный уголовный суд, после чего было возбуждено расследование, связанное с массовыми нарушениями прав человека, различными преступлениями в отношении крымских татар и других категорий граждан. Был доклад о нарушении прав адвокатов в Крыму, работал также над санкциями – и в рамках акта Магнитского, и других санкционных режимов. В конце февраля все изменилось, переформатировалось, но работа продолжается.

Когда началась война, стал грузить мешки с песком, занимался сваркой противотанковых ежей. Мы с друзьями придумали разные оборонительные конструкции, которые пользовались большим спросом, а также удобные печки, которые были нарасхват. Тогда ведь было холодно, а готовить еду на позициях как-то нужно. Весь март по большей части был посвящен такой деятельности.

Когда руки и голова заняты, проще переживать происходящие ужасы. Громкий звук и постоянно летящие искры не дают особо размышлять. После 8-10 часов такой работы тебя хватает только на то, чтобы смыть металлическую пыль. Поэтому в психологическом плане мне повезло. Да и элементарное кидание мешков с песком в первые дни существенно очищало голову.

С неприятием со стороны украинцев не сталкиваюсь. В Киеве каждые выходные проходит поэтическое мероприятие "Перша кава" (первый кофе – прим. ред.), где люди в свободном формате читают стихи. Те, кто больше всего понравился аудитории, получают в награду пачку кофе. Недавно посетил чтения и был единственным, кто читал на русском языке. Получил кофе в награду. Думаю, и в будущем обойдется без ксенофобии. Возможно, права голоса в такой момент у меня особо нет, но все же надеюсь, что в Украине будут соблюдаться базовые акты международного права и конституция – она вполне соответствует международным стандартам прав человека. От стандартов права лучше не отходить не только из соображений гуманности, но и потому, что Украине необходима международная помощь в максимально возможных объемах. Соблюдение принципов гуманности этому будет способствовать, а несоблюдение – мешать.

Что касается "хороших русских", я сомневаюсь в существовании групповых идентичностей в целом и такого явления как "русские" в частности. Единая культура – это что-то воображаемое. Русская культура в описании советского школьного учебника по литературе, в описании учебника периода девяностых и учебника периода нулевых – это разные вещи. Андеграундная и официальная культуры 1980-х – тоже разные. И география распространения этой культуры не совсем ясна. Проще говоря, Набоков – русская культура или нет? Половина его произведений на английском написана.

Готов ли я лично нести ответственность за происходящее? Готов. И хоть моя рефлексия продолжается, общественная жизнь – это другое. Думаю, нужно принимать все возможные негативные последствия сегодняшнего времени и по возможности не вякать.

Сейчас даже самые жестокие призывы вполне понятны

Россия – не первая страна-агрессор в истории человечества. Стратегии противодействия государствам-агрессорам давно прописаны: существуют Гаагские конвенции, Женевские конвенции, Всеобщая декларация прав человека. Их хорошо бы придерживаться, потому что они считаются общепринятыми нормами международного права. Всякий, кто их нарушает в общественно-политическом контексте – при принятии решений относительно международных отношений – автоматически становится злодеем. Частное мнение – это другое. В частном порядке желать россиянам казней египетских и кар небесных – естественно. Тем более, если человеку от этого становится легче. Сейчас даже самые жестокие призывы вполне понятны. Желание отмщения логично.

Нынешний российский режим, надеюсь, не устоит. После его падения будет деколонизация. Потому что нынешняя система, выстроенная за последние 20 лет – это внутренняя оккупация. Что с этим всем делать дальше – это вопрос к международному сообществу, которое в последние десятки лет проявляло пассивность.

А с Украиной все будет хорошо.

"Люди, у которых два высших образования, вынуждены воевать с нелюдями, у которых две отсидки"

Мария Максакова

Оперная певица, в прошлом депутат от партии "Единая Россия", Мария Максакова переехала в Украину в 2016 году. Ее муж, российский депутат Денис Вороненков, был застрелен в 2017 году в центре Киева.

Почти весь январь и часть февраля я находилась в Днепре, репетировала с Днепровской оперой. Тогда состоялся мой дебют в роли Абигайль в постановке "Набукко". У нас все отлично получилось, и я осталась на следующую премьеру. Атмосфера в преддверии войны была напряженной, но я успела съездить в Киев и даже осталась там на несколько дней. Потом уехала домой, в Карпаты, где живу уже четыре года. Карпаты выбрала, потому что хотела, чтобы у ребенка было интересное детство, которое приятно вспоминать. Сначала это было мечтой, а потом мы нашли место, в которое влюбились. Если бы не война, сейчас я бы пела Графиню в "Свадьбе Фигаро", а потом, в июне, должна была петь Аиду и Леди Макбет. За границу зовут, но оставлять ребенка мне беспокойно. Ехать с ним и устраивать ему приключения сейчас не вижу смысла. Он учится в школе, у него свой график.

2CP2XGG.width-800.jpg

В первые дни войны мне отовсюду писали и звонили с одним посланием – что я должна немедленно уезжать из Украины. А россияне засыпали личными сообщениями с угрозами. Писали, что скоро доберутся до меня. Но вариант с отъездом я даже не рассматривала.

В Украине меня давно не воспринимают как русскую. К тому же, я родилась в Германии, отец мой – немец. А основатель династии, Максимилиан Максаков, фамилию которого ношу, уроженец Буковины. К нему в Черновцах замечательное отношение, его помнят и любят, отмечаются его юбилеи, даже собирались его именем улицу назвать.

У меня непростая связь с Украиной. Лично к себе неприязни здесь не встречала, ни разу не сталкивалась с травлей. После гибели Дениса [Вороненкова] ощущала, что вызываю спорную реакцию в обществе. Тогда кто-то был горячо за меня, кто-то не менее горячо – против. Кто-то припоминал мне, где и сколько лет я работала (имеется в виду деятельность Максаковой в Государственной Думе РФ – прим. ред.), а кто-то, наоборот, говорил, что наконец-то человек правильный шаг сделал. Сейчас ничего подобного не происходит.

Разговоры об отмене культуры здесь неуместны, потому что эта культура сама себя отменила

А вот отношение к русским будет презрительным долгие годы. Это будет общемировой тренд. Людоеды, которые так проявились в своей несостоятельности со всех сторон, на интеллектуальном уровне даже до зла не дотягивают. Люди, у которых два высших образования, вынуждены воевать с нелюдями, у которых две отсидки. Несопоставимое что-то. О чем можно говорить, если страна получает минимум полмиллиарда долларов в день за свои энергоресурсы, а распорядиться этими благами не в состоянии? Вторая армия в мире – все ее увидели: неисправный металлолом. Каким может быть отношение к их культуре? Останется только мечта снести это все в помойную яму и забыть.

Разговоры об отмене культуры здесь неуместны, потому что эта культура сама себя отменила. Повернуть вспять невозможно. Это так же бессмысленно, как делать педикюр при гангрене. Эта культура сращена с государственной машиной. Когда я пошла против системы, система отняла у меня все и везде, куда могла дотянуться – лишила имущества и даже старших детей. Если в России ты вознамерился по-настоящему противостоять системе, она не оставит тебе ничего.

Хоть я и уехала задолго до сегодняшних событий и прокляла российскую власть в марте 2017 года, свою ответственность за происходящее принимаю. Я ведь тоже там жила. Да, отказывалась голосовать за определенные законы, препятствовала разным ужасам, но жила. Думаю, если бы больше людей сделало хотя бы столько, сколько я, сегодняшних проблем не было бы. Больше сделать и при этом остаться живой, наверное, невозможно.

У России нет будущего. Отдадут ли они вождя на съедение или сохранят его, это не изменит отношения к ним, не отменит того факта, что они людоеды, шантажисты, вымогатели. Кто захочет связываться с ними теперь? А ситуация с нефтью и газом ускорит переход мира на зеленую энергию. России предстоит экономический крах.

Победа Украины очевидна. Неясно лишь, какой ценой, в какие сроки, но Украина займет новое место в мире. Не вернется на прежние позиции, а именно сделает шаг в новое лидерство.

"Нигде, кроме Украины, своего будущего не вижу"

Полина Лаврова

Полина Лаврова – учредитель и директор книжного издательства "Лаурус". Последние шестнадцать лет живет в Киеве.

Война застала меня в Киеве. В России объявили так называемую "специальную операцию", отметив при этом, что она не коснется украинских городов. Я разбудила мужа и спросила его: "Ты знаешь, что подразумевается под украинскими городами?". Стало понятно, что они имеют в виду запад страны, а в остальном Украина оказалась под угрозой оккупации. Потом услышала первые взрывы и топот моих соседей сверху, которые быстро собрались и уехали.

248718614_4862220500455102_6926640570569809126.width-800.jpg

Первое время была в ужасе. Мне казалось, что моя просветительская, издательская деятельность не имеет никакого смысла. Когда началась бомбежка городов, причем русскоязычных, мои книжки будто обесценились. Хотела закрыть все и пойти работать продавщицей в аптеку. Вторым потрясением было то, что люди в России массово не вышли с протестом. Вышли какие-то единицы, и уж точно меньше, чем в свое время за Навального.

Позже ко мне стали обращаться с вопросом о том, когда будут книги, которые мы задумали раньше, и я увидела, что людям это действительно нужно. Через три недели издательство возобновило работу.

В Украине я живу 16 лет, являюсь налоговым резидентом Украины, а в России никаких налогов не плачу. Тем не менее война создала трудности. Недавно был заблокирован банковский счет издательства. С него я могу платить зарплаты, получать средства от продажи книг, которые стали активно покупать. А оплатить услуги типографии в данной момент не могу. Патовая ситуация, но решаемая.

Писала письмо первым лицам государства с просьбой обратить внимание на таких, как я. Ведь у людей с русским паспортом и видом на жительство в Украине, которые живут здесь 10-20 лет, дороги назад нет. А получить украинский паспорт сейчас невозможно. Эта процедура подразумевает наличие определенных справок, которые можно добыть только в России. Например, справка о несудимости. Можно поехать за справкой о несудимости и получить судимость. Ведь мы все находимся под статьями там. Для людей, которые после 2014 года приехали в Украину, для поддержавших Майдан была облегченная процедура получения украинского паспорта. Сегодня отвечают, что хоть это и важно, для таких решений сейчас – не время: идет война.

Конечно, я ожидаю определенной раздраженности в обществе. Чем дольше длится война, чем больше погибает людей, тем больше усиливается неприятие россиян. Но нигде кроме Украины своего будущего я не вижу. Несмотря на то, что, очевидно, это будущее будет сложным, а у меня есть возможность жить в Европе.

Одному российскому правозащитнику я недавно резко сказала, что заниматься 30 лет либеральной деятельностью и в результате получить полный провал – это, наверное, очень страшно. Ведь все, что они делали, оказалось бессмысленным. Это люди, при которых пришел Путин. Они, в том числе, допустили эту ситуацию, усиливая своим присутствием иллюзию демократии в России. И получилось так, что все они уехали.

Меня восхищают люди, которые остались в России и, находясь там, заявляют, что они против войны. За ними в любой момент могут прийти, они могут лишиться всего. Такие люди есть, хоть их и немного.

Разумеется, я готова нести ответственность за происходящее. Считаю, что все россияне в той или иной степени ответственны. Правда не живу в России много лет, и у меня совсем другой круг общения. Для меня куда важнее то, что происходит в Украине. Я всегда в нее верила, издавала украинских историков, поэтов, писателей, критиков. Украина получила огромный шанс. Очень важно, чтобы она не упустила его. Украина может стать мощнейшим европейским государством.

Украинцы помнят, как их притесняли, морили голодом, гнобили в тюрьмах и лагерях

"В Украине давно сформировалась политическая нация, а этническая составляющая отошла на второй план"

Евгений Киселев

Политический обозреватель и тележурналист Евгений Киселев живет в Украине и работает на украинском телевидении с 2008 года.

На фоне общего эмоционального накала и национальной трагедии в послевоенной Украине неприятие русских, конечно, возможно. Мы еще помним своих дедушек и бабушек, переживших Вторую мировую войну, которые потом не могли слышать немецкую речь. Так и в Украине людей будет коробить от звука русской речи. Эта форма посттравматического синдрома может распространиться и на нацию в целом – что логично для нации, которая пережила агрессивную войну на уничтожение, войну, сопровождающуюся чудовищными преступлениями против человечности.

18221768_1533339183375227_2593598384717484009_n.jpeg

С другой стороны, Украина задолго до начала войны сделала выбор в пользу того, что украинство – категория политическая, а не этническая. Причем сделала этот выбор многократно, в том числе проголосовав тремя четвертями голосов за Владимира Зеленского –русскоязычного украинца с востока с еврейскими корнями. Если посмотреть на электоральную карту Украины весной 2019 года, вы увидите, что электорат Зеленского практически равномерно распределен по всей Украине, кроме разве что Львовской области. Зеленский победил даже на родине Степана Бандеры, в селе Старый Угринов. Это о многом говорит.

Я всецело на стороне Сергея Лозницы, который остро высказался на Каннском фестивале. Но с точки зрения исторического процесса ослабление влияния русской культуры в Украине, конечно, закономерно. Этот процесс и без войны продолжался бы. В течение долгого времени преподавание в школах и вузах здесь было на украинском языке. Украинский язык постепенно отвоевывал для себя новые территории, новые сферы. Укрепление позиций государственного языка – важная составляющая государственного строительства в целом.

В последнее время мне не приходилось бывать в кулуарах Офиса президента, но до самого недавнего времени я знал, что там, когда выключаются камеры, люди между собой общаются по-русски. Перешли ли они сейчас на украинский язык, мне неизвестно. Могу лишь констатировать, что за три года на президентском посту Владимир Зеленский стал заметно лучше говорить по-украински. При этом, думаю, он не станет отрицать того факта, что по происхождению, по воспитанию он относится к тому числу украинцев, которые привыкли, будучи гражданами Украины и ее убежденными патриотами, пользоваться русским языком.

Интересно, кто будет субъектом возможных антирусских настроений внутри Украины? Российских граждан в Украине сейчас практически нет. Те же, кто есть, как правило имеют определенный статус. Это люди, которые в Украине работали – и все они либо давно интегрировались, либо уехали. Неясно пока, какой будет судьба той части украинского общества, которая в той или иной степени связана с русской культурой – духовной, литературной, музыкальной, исторической.

Украина – двуязычная страна. И это двуязычие касается в том числе культурного наследия. С трудом представляю, что в послевоенной Украине, например, в Одессе начнется тотальное искоренение российского или русского культурного фактора. Это будет оскорбительно для значительной части жителей Одессы. Потому что они, являясь носителями отчасти русской культуры, своей жизнью, своей готовностью противостоять российской агрессии доказали то, что не являются гражданами второго сорта.

Отношение к русской культуре до Бучи, до чудовищных преступлений русской военщины и то, которое возникло после этих событий – это же совершенно разные вещи. Что мы знаем о том, каким мир откроется нам завтра? Мы же до конца не понимаем, что творится в Херсоне, Мелитополе, Мариуполе. Термоядерная война, наверное, не случится, но вот применение тактического ядерного оружия против Украины – это, к сожалению, один из вероятных вариантов. Пока вы будете готовить этот материал, пока наш с вами разговор выйдет в печать, пока его прочитают, возможно случится страшное, и весь наш с вами разговор окажется бессмысленным.

Нам остается наблюдать героические эпизоды войны, которые изменяют весь традиционно-исторический нарратив. Ведь в исторической памяти украинского народа превалировали два нарратива. Один – героический, другой – виктимный. С одной стороны, история Украины основана на противостоянии могущественным силам – как история героев Крут, подобная античной истории о трехстах спартанцах. С другой стороны, украинцы помнят, как их притесняли, морили голодом, гнобили в тюрьмах и лагерях, лишали права творить на родном языке. Сейчас все это будет будет замещаться новыми нарративами. Появляются новые, совершенно реальные герои, как, например, защитники "Азовстали". А когда начнется контрнаступление – а оно безусловно начнется, когда будут отвоевываться украинские города – это станет еще очевидней.

"Русским в попытке быть хорошими не хватает одной добродетели – вовремя завалить ебало"

Владимир Епифанов

Программист Владимир Епифанов переехал в Киев из Москвы шесть лет назад.

Война застала меня в кровати. В первый день пытался понять, подходят ли бутылки, которые находятся дома, для производства коктейлей Молотова. Здоровье мне не позволяет тяжелые физические нагрузки, ВСУ и ТРО осилить не могу, поэтому нашел через неделю-полторы другое полезное дело – стал волонтерить, и полегчало (как и Владимир Жбанков, Владимир Епифанов занимается сваркой различных приспособлений для ВСУ и ТРО – прим. ред.).

66614593_2125714407721891_1627139108730044416_n.jpeg

Западная компания, в которой я работаю, сразу отключила наши ноутбуки, поскольку мы находились в опасной зоне. Сначала работа встала на паузу, но когда российские войска отошли от Киева, нам снова все подключили, а желающих эвакуировали.

У меня российский паспорт, но русским я становлюсь лишь тогда, когда государству что-то от меня надо. Поэтому в последние годы стараюсь держаться подальше от России. Или, наоборот, когда покидаю пределы России, тогда автоматически становлюсь в другой стране русским.

Для большинства сограждан в России я – "чурка": у меня не слишком славянские черты лица. Если уж говорить о ксенофобии, то больше всего ее испытывал в России, а не в Украине. В Украине и проблем с тем, что говорю на русском языке, ни разу не имел – в том числе сейчас в рамках волонтерской деятельности. Разумеется, в полиции и на блокпостах меня подробно опрашивают, но без инцидентов.

Большинство друзей о моем гражданстве даже не вспоминают. Нет у меня и каких-то тесных связей с Россией или русской культурой. С большим удовольствием говорил бы с вами на украинском языке, но он у меня все еще недостаточно свободный. Хотя до большой войны старался чаще переходить на украинский. Надеюсь получить украинское гражданство.

Я не ощущаю себя русским. На заре двухтысячных, когда взрослел, были попытки это почувствовать, но они не увенчались успехом. После переезда из России был там всего пару раз с большими перерывами. Когда в последний раз был в Москве, поймал себя на мысли о том, что чувствую себя там туристом.

Наблюдение за "хорошими русскими" вызывает у меня испанский стыд. Их поведение инфантильно. Русским в их попытке быть хорошими не хватает одной добродетели – вовремя завалить ебало. Тем, кто борется с Путиным из европейских столиц, рекомендую фонд "Повернись живим", "Госпитальеры" и другие украинские инициативы. Для хороших русских внутри России есть прекрасный вариант – помогать депортированным украинцам.

Такое же отношение у меня и к себе. Да, я ощущаю ответственность за то, что происходит. Всякий раз, когда хочу что-то высказать, захожу на сайт "Повернись живим" и перевожу 50 или 100 долларов. Это успокаивает.

Будущего России не вижу. Предпочел бы, чтобы России в текущей форме не было, и чтобы вместо нее появилось много стран поменьше и без ядерного оружия. Украину вижу победившей и свободной.

oDR openDemocracy is different Join the conversation: get our weekly email

Комментарии

Мы будем рады получить Ваши комментарии. Пожалуйста, ознакомьтесь с нашим справочником по комментированию, если у Вас есть вопросы
Audio available Bookmark Check Language Close Comments Download Facebook Link Email Newsletter Newsletter Play Print Share Twitter Youtube Search Instagram WhatsApp yourData